soft4touch.ru

Практика признания договоров недействительными

Закрыть ... [X]

 

С 1 января 2014 г. в Республике Беларусь создана единая система судов общей юрисдикции. В соответствии с п.1 Декрета Президента Республики Беларусь от 29.11.2013 № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь» с указанной даты в результате объединения Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь с Верховным Судом Республики Беларусь образован единый судебный орган по гражданским, уголовным, административным и экономическим делам - Верховный Суд Республики Беларусь.

С переименованием хозяйственных судов областей (г. Минска) в экономические их компетенция практически не изменилась, а Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь, определяющий правила, по которым осуществляется судопроизводство в хозяйственных судах, применяется экономическими судами областей (г. Минска) в части, не противоречащей указанному Декрету. Кроме того, с 1 января 2014 г. действие ранее принятых нормативных правовых актов - постановлений Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь - не прекращается, а полномочия по их изменению и прекращению действия переходят к Пленуму Верховного Суда Республики Беларусь (подробнее см. здесь).

В предлагаемой подборке отражено правовое регулирование споров по признанию сделок недействительными, представлены дела хозяйственных (с 1 января 2014 г. - экономических) судов областей и г. Минска, а также аналитические материалы судей и практикующих юристов, в которых анализируются примеры из судебной практики.

По мере изменения подходов судебной практики содержание разделов подборки будет актуализироваться.

 

Справочно

При проведении Высшим Хозяйственным Судом Республики Беларусь в 2013 г. мониторинга рассмотрения кассационной и надзорной инстанциями дел, связанных с недействительностью сделок, было указано, что требования о признании сделок недействительными заявляются по следующим основаниям:

• сделка не соответствует законодательству (например, отсутствуют права собственности у продавца в отношении предмета договора купли-продажи, сообщаются заведомо ложные сведения при заключении договора страхования);

• превышены полномочия на совершение сделки;

• сделка совершена под влиянием заблуждения;

• сделка осуществлена должником с нарушением интересов кредиторов;

• имела место заинтересованность аффилированных лиц хозяйственных обществ;

• нарушен порядок совершения крупных сделок хозяйственным обществом (отсутствуют решения совета директоров или общего собрания участников).

 

Основные вопросы практики рассмотрения судебных споров по недействительным сделкам отражены в постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» (далее - Постановление № 26).

 

Справочно

О недействительности сделок см. также:

• раздел «Недействительность договора поставки» подборки «Договор поставки. Судебная практика»;

• раздел «Недействительность (ничтожность) договора аренды» подборки «Договор аренды. Судебная практика».

Предъявление требования о недействительности (ничтожности) сделки Правовое регулирование

Согласно п.1 ст.167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) сделка является недействительной по основаниям, установленным ГК либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

 

Обратите внимание!

Ничтожная сделка является недействительной в силу факта несоответствия ее требованиям законодательства, она недействительна в момент ее совершения независимо от признания ее таковой судом. Оспоримая сделка может быть признана недействительной только по решению суда (п.2 Постановления № 26).

 

В том случае, когда частично исполненную оспоримую сделку невозможно признать недействительной с момента совершения, так как из ее содержания следует, что она может быть лишь прекращена на будущее время (например, договоры подряда, оказания услуг и др.), суд в решении указывает о прекращении такой сделки на будущее (п.8 Постановления № 26).

В суде могут быть рассмотрены иски, которые содержат требования:

• о (об) признании оспоримой сделки недействительной;

• признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности;

• установлении факта ничтожности сделки, если имеется спор о наличии либо отсутствии такого факта;

• установлении факта ничтожности сделки и применении последствий ее недействительности;

• применении последствий недействительности ничтожной сделки. Такие последствия могут быть применены как при наличии решения суда об установлении факта ничтожности сделки, так и в отсутствие такого решения;

• применении последствий недействительности оспоримой сделки. Применение таких последствий возможно только при наличии решения суда о признании оспоримой сделки недействительной (пп.3, 8 Постановления № 26).

В исковом заявлении о признании сделки недействительной (установлении факта ничтожности) истец обязан указать конкретную статью ГК, по признакам которой он просит суд установить факт ничтожности сделки либо признать ее недействительной.

 

Справочно

Исковое заявление о признании сделок (договоров займа) недействительными см. здесь.

 

При заявлении требования о применении последствий недействительности сделки истцом должно быть указано, какие именно последствия в отношении каждой из сторон в отдельности он просит применить (пп.27, 28 Постановления № 26).

В п.8 Постановления № 26 определено, что предъявленный иск о признании сделки недействительной (установлении факта ничтожности сделки) и применении последствий ее недействительности рассматривается как иск, содержащий два самостоятельных требования, и подлежит оплате госпошлиной отдельно за каждое требование.

Поскольку основания недействительности сделок установлены нормами ГК и иных законодательных актов, которые носят императивный характер, мировое соглашение по таким требованиям не может быть утверждено судом (п.25 Постановления № 26).

В удовлетворении заявленного требования о признании сделки недействительной как оспоримой будет отказано, если при рассмотрении дела суд установит наличие оснований считать эту сделку ничтожной. При этом в мотивировочной части решения суд констатирует факт ничтожности сделки.

Также будет отказано в удовлетворении требования о признании сделки недействительной как оспоримой, если в исковом заявлении приведены основания, по которым сделка является ничтожной. В данном случае истец вправе в дальнейшем предъявить иск об установлении факта ничтожности этой сделки (п.5 Постановления № 26).

Если заявлено требование о недействительности сделки (договора), но суд установит, что договор является незаключенным, в удовлетворении заявленного требования будет отказано (п.14 Постановления № 26).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено только лицами, названными в ГК и иных законодательных актах, устанавливающих оспоримость сделок (п.3 ст.167 ГК). Поэтому суд отказывает в удовлетворении названного требования, если оно предъявлено лицом, у которого отсутствует право на его предъявление.

Например, в силу ст.57 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированного лица хозяйственного общества, может быть признана недействительной по иску участников общества, самого общества или членов совета директоров (наблюдательного совета). Эти же лица могут заявить иск о признании недействительной крупной сделки, заключенной в отсутствие решения общего собрания участников общества.

В силу ст.175 ГК сделка, при совершении которой лицо либо орган юридического лица вышли за пределы установленного ограничения их полномочий, может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения.

 

Обратите внимание!

В отличие от оспоримой сделки требование об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть заявлено неограниченным кругом лиц, интересы которых нарушены ничтожной сделкой.

 

В частности, таковыми могут являться юридические лица и индивидуальные предприниматели (в случаях, предусмотренных законодательными актами, - организации, не являющиеся юридическими лицами, и граждане), которые:

• имеют непосредственный интерес в исходе дела, на права и обязанности которых непосредственно влияет ничтожная сделка;

• выступают в силу предоставленных законодательством полномочий в защиту государственных и общественных интересов (п.4 Постановления № 26).

Судебная практика

Иск о признании недействительной сделки купли-продажи капитального строения признан необоснованным, поскольку истец не представил доказательств причинения убытков совершением данной сделки как самому хозяйственному обществу, так и его участникам (дело № 30-2/2017/90А, г. Могилев).

В иске о признании недействительным договора поставки отказано, поскольку из содержания искового заявления невозможно установить размер понесенных истцом убытков либо иные неблагоприятные последствия повлекло для истца заключение оспариваемого договора, а иных доказательств недействительности договора суду не представлено (дело № 92-9/2017/163А, г. Брест).

Удовлетворяя иск о расторжении договора аренды, суд отказал во встречном иске об установлении факта ничтожности договора аренды как мнимой сделки, поскольку стороны добровольно вступили в арендные правоотношения, совершили действия, направленные на возникновение юридических последствий: арендодатель передал имущество, которым арендатор пользовался, вносились арендные платежи (дело № 196-4/2016/6, г. Брест).

Удовлетворив иск о взыскании долга за выполненные работы, суд признал необоснованным встречный иск о признании договора субподряда недействительным как притворной сделки, поскольку ответчик выполнил договорные работы для истца, а истец частично их оплатил, то есть спорная сделка повлекла для сторон правовые последствия (дело № 257-14/16, Минская обл.).

Иск об установлении факта ничтожности договора купли-продажи здания как мнимой сделки признан необоснованным, так как приведенные истцом доводы (отсутствие экономического эффекта от купли-продажи, занижение стоимости имущества) основаны на субъективной оценке фактических обстоятельств. Надлежащих доказательств мнимости договора суду не представлено (дело № 269-5/2016/439а, Минская обл.).

Суд отказал в иске о признании недействительным договора купли-продажи транспортного средства, заявленном в связи с указанием в договоре заниженной цены. Довод истца о том, что аналогичные транспортные средства предлагались по более высокой цене, не принят судом, так как цена зависит от состояния транспортного средства (дело № 9-8/2017, г. Брест).

Иск о признании недействительным договора аренды транспортного средства признан необоснованным. Довод о подписании договора неуполномоченным лицом не принят, поскольку пользование арендованным транспортным средством, перечисление арендной платы свидетельствуют о последующем одобрении сделки. Довод об отсутствии оценки арендуемого имущества также не принят, поскольку не свидетельствует о ничтожности сделки (дело № 16-13/2015/46А, 47А, г. Витебск).

Иск об установлении факта ничтожности включенного в договор купли-продажи условия о том, что нарушение порядка расчетов и срока оплаты является существенным нарушением договора, признан необоснованным, поскольку ни одну из приведенных истцом законодательных норм оспариваемое условие не нарушает (дело № 233-13/14/1035а, г. Минск).

Иск об установлении факта ничтожности договора, заявленный на основании ст.175 Гражданского кодекса в связи с превышением директором полномочий, предоставленных уставом предприятия, оставлен без удовлетворения, поскольку такая сделка является оспоримой (дело № 332-4/12, г. Минск).

Отказывая в иске о взыскании задолженности по договору аренды и во встречном иске о признании договора аренды недействительным, суд исходил из того, что отсутствие факта передачи имущества в пользование свидетельствует о мнимости договора, который в связи с этим является ничтожным, и, соответственно, неосновательны вытекающие из него требования. Установив факт ничтожности договора аренды, суд признал необоснованным требование о признании этого договора недействительным как оспоримой сделки (дело № 93-21/2012, г. Минск).

Отказывая в иске об установлении факта ничтожности договора на оказание инжиниринговых услуг как сделки, не соответствующей законодательству (приложение к договору, определяющее комплекс предоставляемых услуг, сторонами не подписано), суд исходил из того, что отсутствие такого приложения свидетельствует о несогласовании сторонами существенных условий договора, то есть договор является незаключенным (дело № 370-10/2012, г. Минск).

Основания недействительности (ничтожности) сделки Правовое регулирование

В силу ст.169 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) все сделки, не соответствующие требованиям законодательства, являются ничтожными.

Требования к совершению определенных сделок могут содержаться как в законодательных, так и в подзаконных актах. Эти требования могут касаться формы сделки, условий ее совершения, результата сделки.

Статья 169 ГК предусматривает общее основание ничтожности сделок и применяется лишь в том случае, если нормы ГК не содержат специального основания ничтожности сделки.

Например, в силу ст.579 ГК арендодателями могут выступать собственник имущества и лица, управомоченные законодательством или собственником сдавать имущество в аренду. Договор аренды недвижимости, право собственности на которую не зарегистрировано, либо договор аренды, заключенный без согласия собственника, является ничтожным в силу ст.169 ГК как не соответствующий требованиям законодательства.

Совершение сделки, запрещенной законодательством (ст.170 ГК), является специальным основанием ничтожности сделок, не соответствующих требованиям законодательства. Для установления факта ничтожности сделки по ст.170 ГК необходимо наличие прямого запрета по существу обязательств - предмету, субъектному составу, условиям совершения сделки.

Например, по общему правилу п.3 ст.183 ГК представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является. Договор между двумя унитарными предприятиями, подписанный с обеих сторон одним и тем же физическим лицом, является ничтожным на основании ст.170 ГК как запрещенный законодательством.

Сделки, указанные в ст.169, 170 ГК, являются ничтожными при условии, что законодательством не предусмотрены иные последствия нарушений при их совершении.

Если законодательством за нарушение установленных требований при совершении сделки либо за совершение сделки в нарушение установленного запрета предусмотрена ответственность в виде штрафа, изъятия в бюджет дохода и т. п., то применяется данная ответственность в качестве иных последствий нарушения (пп.6, 7 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 № 26; далее - Постановление № 26).

Кроме оснований, предусмотренных ГК, в Законе Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» также предусмотрены основания для признания сделок недействительными.

 

справочно

Справочно

Подробнее см. пособие «Защита интересов кредиторов в процедурах экономической несостоятельности (банкротства): признание сделок недействительными».

 

Заявляя требование о ничтожности сделки, необходимо различать мнимые сделки и притворные сделки (ст.171 ГК), которые характеризуются различной направленностью воли сторон.

 

справочно

Справочно

При мнимой сделке стороны намерены не устанавливать между собой какие-либо гражданско-правовые отношения, а достичь для себя правовых последствий в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества с целью предотвратить его арест).

При притворной сделке стороны намерены установить между собой иные гражданско-правовые отношения, нежели предусмотренные самой сделкой (например, договор купли-продажи квартиры, прикрывающий договор о залоге в обеспечение возврата займа). При обращении в суд истец должен указать, какую сделку прикрывает мнимая сделка (п.15 Постановления № 26).

 

Сделки, совершенные юридическим лицом вне пределов его специальной правоспособности, которая определяется его учредительными документами, а также сделки, совершенные юридическим лицом либо индивидуальным предпринимателем, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности, являются оспоримыми.

Заявляя требование о недействительности такой сделки, истец должен представить доказательства того, что ответчик знал или в силу акта законодательства обязан был знать о том, что сделка заключена в противоречии с целями деятельности юридического лица или без лицензии на занятие соответствующей деятельностью (п.16 Постановления № 26).

Ограничение полномочий на совершение сделки имеет место, когда полномочия, предусмотренные доверенностью, законодательством или очевидным из обстановки, при которой совершается сделка, превышают полномочия, предусмотренные в договоре между представителем и представляемым, а также когда полномочия органа юридического лица ограничены учредительными документами и недостаточны для совершения сделки (п.17 Постановления № 26).

Выход за пределы установленных ограничений при совершении сделки может служить основанием для признания сделки недействительной (ст.175 ГК).

Однако правила ст.175 ГК не применяются, когда лицо, в интересах которого установлены ограничения, впоследствии одобрит сделку, а также в случае несовпадения полномочий в доверенности и в договоре.

Заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительности. Такая сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. При этом материально-правовые требования могут быть предъявлены непосредственно к неуполномоченному лицу, заключившему сделку. В иске, предъявленном к лицу, от имени и в интересах которого заключена сделка неуполномоченным лицом, будет отказано (п.18 Постановления № 26).

Представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства (п.3 ст.183 ГК).

Заключение сделки одним и тем же физическим лицом, выступающим от имени разных субъектов гражданских правоотношений (например, руководитель юридического лица с одной стороны и индивидуальный предприниматель с другой), влечет ее ничтожность на основании ст.170 ГК (п.19 постановления Пленума № 26).

Одним из способов исполнения обязательства является перемена в нем лиц на основании договоров уступки права требования и перевода долга. Важное условие таких договоров - наличие задолженности между их участниками. В противном случае договор будет иметь характер дарения, что запрещено ст.546 ГК в отношениях между коммерческими организациями, и это повлечет ничтожность договора, а также другие последствия недействительности сделки. При заключении договоров уступки права требования и перевода долга целесообразно указывать конкретные сделки (обязательства), из которых возникают отношения, связанные с переменой лиц в обязательстве.

При заявлении требования о признании недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, сторона, действовавшая под влиянием заблуждения, должна доказать, что оно имеет существенное значение и касается природы либо предмета сделки.

На практике под заблуждением понимается ошибочное предположение, относящееся к фактам или правовым нормам, существующим в момент заключения договора.

Гражданский кодекс определяет, что существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки, тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению (п.1 ст.179 ГК). Тождество предмета сделки означает соответствие реального предмета представлению о нем стороны. Предмет сделки может оцениваться по различным критериям:

• потребительские свойства;

• технические характеристики;

• месторасположение;

• происхождение и т. д.

Поскольку тождества предмета может оказаться недостаточно, чтобы соответствовать намерениям стороны по сделке, большое значение имеют качества предмета, которые могут повлиять на возможности его использования по назначению.

Заблуждение относительно мотива, то есть внутреннего побуждения лица на совершение сделки (например, заблуждение относительно финансового положения контрагента как мотив сделки), не имеет существенного значения и не может служить основанием для признания сделки недействительной. Кроме того, заблуждение не может быть результатом преднамеренных действий других участников сделки, а может иметь место только при наличии вины другой стороны в форме неосторожности (п.20 Постановления № 26).

Сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием обмана, если имело место умышленное целенаправленное введение другой стороны в заблуждение относительно фактов, могущих повлиять на заключение сделки.

Для признания сделки недействительной как совершенной под влиянием насилия либо угрозы необходимо наличие физического либо психического воздействия на лицо с целью понуждения к заключению сделки. Насилие может состоять в причинении участнику сделки физических или душевных страданий и выражается в незаконных действиях. Угроза же состоит в совершении только психического (но не физического) воздействия и может выражаться как в неправомерных, так и в правомерных действиях.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии их умышленного сговора и возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого.

Стечением тяжелых обстоятельств (кабальность сделки) может считаться такое имущественное положение лица, которое вынудило его осознанно и добровольно заключить сделку на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона сделки сознательно воспользовалась. Однако просчеты предпринимателя в коммерческой деятельности, допущение им производственно-хозяйственного риска, конъюнктура рынка сами по себе не могут являться условиями кабальности совершенных им сделок (п.21 Постановления № 26).

В силу ст.163 ГК несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет ее недействительности, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательными актами или соглашением сторон.

По общему правилу в случае спора данное нарушение лишает стороны права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не препятствует представлению ими иных письменных доказательств в подтверждение совершения сделки (п.22 Постановления № 26).

По иску о недействительности (ничтожности) сделки, подлежащей нотариальному удостоверению, факт заключения, исполнения сделки может подтверждаться только письменными доказательствами, если иное не предусмотрено законодательством. Если такая сделка исполнена полностью или частично одной из сторон, а другая сторона уклоняется от ее нотариального удостоверения, суд вправе по требованию стороны, исполнившей сделку, признать ее действительной, за исключением случаев, когда имеется предусмотренное законодательными актами ограничение (запрет) на совершение такой сделки или стороны не достигли соглашения по всем существенным ее условиям.

Если одна из сторон уклоняется от государственной регистрации сделки, подлежащей такой регистрации, суд по требованию другой стороны может вынести решение о регистрации сделки. В таком случае права и обязанности сторон по сделке возникают с момента регистрации сделки (п.23 Постановления № 26).

Судебная практика

Установив факт ничтожности договора аренды элементов благоустройства земельного участка, заключенного между двумя субъектами хозяйствования, суд исходил из того, что, поскольку асфальтобетонное покрытие открытой площадки не зарегистрировано в качестве самостоятельного объекта недвижимости, предметом договора аренды выступает покрытый асфальтом земельный участок, находящийся в государственной собственности, что нарушает нормы ст.17 Кодекса Республики Беларусь о земле (дело № 40-17/2017, г. Витебск).

Иск о признании недействительным договора о переводе долга удовлетворен, поскольку материалами дела доказан факт неравноценности встречного исполнения обязательства, то есть оспариваемая сделка имеет характер дарения (дело № 337-3/2016/101а, Минская обл.).

Иск об установлении факта ничтожности договора уступки права требования признан обоснованным, поскольку договор заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему юридические последствия. При заключении договора уступки права требования стороны не указали обязательство, из которого вытекает это право требования (дело № 175-12/2016-232А, г. Гомель).

Договор уступки права требования признан недействительным, поскольку в результате совершенной сделки ответчик получил имущественную выгоду в виде разницы между реальной ценой уступаемого ему требования и размером полученного истцом встречного исполнения, в отсутствие имущества, на которое можно было бы обратить взыскание (дело № 221-6/2016/1250А, г. Минск).

Иск об установлении факта ничтожности договора на поставку оборудования удовлетворен, поскольку судом по ранее рассмотренному делу признан незаключенным договор ответчика с третьим лицом на приобретение данного оборудования, то есть продавец не доказал факта принадлежности ему спорного оборудования на праве собственности (дело № 221-11/2016-162А, г. Гомель).

Суд установил факт ничтожности договора аренды земельного участка как сделки, не соответствующей требованиям законодательства, поскольку в состав земель, переданных истцу в аренду для размещения объектов розничной торговли, включены земли общего пользования, арендатором которых истец выступать не может (дело № 425-10/2016, г. Гомель).

Иск о признании недействительным договора субаренды признан обоснованным, поскольку размер арендной платы по этому договору (заключенному менее чем за год до возбуждения в отношении истца дела об экономической несостоятельности) был установлен сторонами существенно ниже размера арендной платы, который был установлен в период непосредственно до и после заключения договора, то есть спорный договор имеет характер дарения (дело № 33-6/2016/460а, г. Минск).

Установив факт ничтожности договора на поставку оборудования, суд указал, что продавец не представил доказательств приобретения права собственности на продаваемое оборудование, а, являясь арендатором этого оборудования, он не имел права им распоряжаться, поскольку такое право принадлежит только собственнику (дело № 482-15/2015-31А, г. Гомель).

Отказывая в иске о взыскании долга по договору о маркетинговых мероприятиях, суд отказал также во встречном иске об установлении факта ничтожности этого договора, признав его незаключенным в связи с несогласованием сторонами существенных условий договора (дело № 134-13/2015, Минская обл.).

Иск об установлении факта ничтожности договора генподряда в строительстве, заявленный в связи с тем, что договор заключен без проведения подрядных торгов, признан необоснованным, поскольку на момент заключения договора законодательными нормами предусматривалось право при реализации инвестиционного проекта заключать договоры генподряда в строительстве без проведения подрядных торгов (дело № 42-17/2015/88а, г. Витебск).

Отказывая в иске о признании недействительными условий договора аренды о применении понижающих коэффициентов, суд исходил из того, что в данном случае указанные условия являются ничтожными, поскольку применение понижающего коэффициента при аренде имущества, находящегося в государственной собственности, не соответствует законодательству (дело № 239-8/2013/295А/526К).

Удовлетворяя иск об установлении факта ничтожности договоров фрахтования транспортных средств, суд признал, что указанные договоры фактически не исполнялись, а транспортные средства передавались во временное владение и пользование, то есть договоры фрахтования являются притворными сделками, совершенными с целью прикрыть договоры аренды транспортных средств (дело № 217-10/2015/78А, г. Гродно).

В иске о признании договора купли-продажи недействительным как заключенного под влиянием заблуждения отказано, поскольку истец не доказал тот факт, что в регистрационном деле были изменены сведения о спорном объекте недвижимости либо что достоверность имеющихся в регистрационном деле сведений была оспорена в судебном порядке (дело № 157-8/2015/162А, г. Брест).

Иск поставщика о признании недействительными изменений в договоре поставки сроков оплаты товара в связи с превышением директором своих полномочий и нарушением Устава признан необоснованным, поскольку в Уставе поставщика не предусмотрена форма согласия участников хозяйственного общества на совершение сделок (дело № 247-5/15/237а, г. Минск).

Иск о признании недействительным договора аренды нежилого помещения, заявленный в связи с отсутствием решения общего собрания участников хозяйственного общества, признан необоснованным, поскольку данная сделка совершена обществом в процессе обычной хозяйственной деятельности: сдача в наем недвижимого имущества включена в перечень осуществляемых обществом видов деятельности (дело № 61-8/2012/56А/727К).

Поскольку доказательств перехода к исполнителю после заключения договора на оказание услуг по ведению бухгалтерского учета функций единоличного органа управления заказчика установлено не было, он не являлся аффилированным лицом заказчика на момент заключения оспариваемого договора. Кассационная коллегия признала правомерным вывод хозяйственного суда об отсутствии оснований для признания данного договора недействительным и оставила кассационную жалобу без удовлетворения (дело № 148-8/2012/532А/725К, г. Минск).

Отказывая в иске о признании сделки недействительной как заключенной под влиянием обмана, суд указал, что истцом не представлены доказательства того, что ответчик умышленно и целенаправленно ввел его в заблуждение относительно фактов, могущих повлиять на заключение сделки: являясь участником гражданского оборота, истец, подписав оспариваемый договор, сам определил его условия (дело № 31-10/2012/48А/430К, г. Гомель).

Иск об установлении факта ничтожности договора аренды как сделки, совершенной в нарушение законодательства о валютных операциях (в договоре арендная плата определена в долларах США без указания эквивалента в белорусских рублях), оставлен без удовлетворения, поскольку законодательство не запрещает использование иностранной валюты в качестве способа выражения денежного обязательства, а лишь ограничивает использование иностранной валюты при осуществлении расчетов на территории Республики Беларусь (дело № 85-7/2012, г. Витебск).

Иск об установлении факта ничтожности договора аренды, заявленный в связи с осуществлением в арендуемом помещении самовольного строительства, оставлен без удовлетворения на том основании, что произведенная модернизация помещения в виде устранения внутренних перегородок не является строительством, реконструкцией в форме пристройки, надстройки либо перестройки капитального строения (п.1 ст.223 Гражданского кодекса) и не может относиться к самовольному строительству (дело № 64-4/2012/324а, г. Минск).

Отсутствие законных оснований для отчуждения имущества влечет ничтожность договора купли-продажи этого имущества в силу положений ст.169, 210 и 425 Гражданского кодекса РБ (дело № 221-21/2012/976А/38К).

Право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Не влечет ничтожности договора аренды факт его заключения лицом, управомоченным законодательством или собственником сдавать имущество в аренду (дело № 287-26/2012/857А/1016К).

Отсутствие согласия собственника и учредителя унитарного предприятия на заключение таким предприятием договора аренды недвижимого имущества является основанием для признания такой сделки ничтожной (дело № 94-26/2012/610А/810К).

В случае заключения договора снабжения электрической энергией между энергоснабжающей организацией и потребителем, обеспечиваемым энергией транзитом через сети другого потребителя, минуя владельца транзитных электросетей, потребитель должен представить энергоснабжающей организации согласие другого потребителя (владельца транзитной сети) на присоединение. Несоблюдение этого условия влечет признание договора ничтожным (дело № 74-25/2012/551А/1030К).

Статья 175 ГК предусматривает, что полномочия органа юридического лица могут быть ограничены учредительными документами. Если при совершении сделки такой орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены эти ограничения (дело № 338-17/2012/1024А/48К).

Применение последствий недействительности сделки Правовое регулирование

Нормы главы 59 ГК о неосновательном обогащении по отношению к последствиям недействительности сделок применяются только к реституционным требованиям, но не применяются в отношении взыскания, полученного по сделке в доход государства.

В случае использования чужого имущества без договора (при признании договора недействительным) пользователь неосновательно обогащается за счет владельца имущества; в подобных ситуациях последний вправе требовать возмещения ему суммы неосновательного обогащения.

В случае признания сделки недействительной, совершенной под влиянием заблуждения, значение имеют причины заблуждения. Если сторона сделки докажет, что заблуждение возникло по вине контрагента, она вправе требовать возмещения причиненного ущерба. Если же вина контрагента не будет доказана, заблуждавшаяся сторона по требованию контрагента обязана возместить причиненный ему ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны. Следует иметь в виду, что если возмещение причиненного ущерба будет производиться стороной по сделке - юридическим лицом, то заблуждаться может только физическое лицо, поэтому при заключении договоров важно обеспечивать надлежащий уровень договорного сопровождения, а также правильно выбирать представителей и определять объем их полномочий на заключение сделок.

Судебная практика

Определив, что договор поставки со стороны продавца и со стороны покупателя подписан одним и тем же лицом, суд установил факт ничтожности договора и, признав наличие умысла на совершение сделки у обеих сторон, применил последствия недействительности ничтожной сделки, обратив в доход государства отгруженные товарно-материальные ценности и уплаченную за них денежную сумму (дело № 119-12/2015, г. Брест).

Судебные инстанции признали обоснованным иск о взыскании неосновательного обогащения в виде полученных платежей за пользование имуществом, переданным по ничтожному договору аренды (дело № 285-15/2014-47А, г. Гомель).

Иск о взыскании неосновательного обогащения в результате использования оборудования по недействительному договору аренды признан обоснованным, поскольку ответчик без законных оснований и без оплаты пользовался оборудованием истца; довод ответчика о неиспользовании оборудования в связи с его неисправностью не подтвержден надлежаще оформленными документами (дело № 76-10/2014/100А/826К).

Поскольку возврат в натуре имущества, переданного по недействительному договору купли-продажи, оказался невозможен, судебные инстанции признали обоснованным иск о взыскании стоимости этого имущества (дело № 89-8/2014/137А/1030К).

Между сторонами был заключен договор, в рамках которого истец передал ответчику в безвозмездное постоянное пользование торговый контейнер. Далее между ответчиком и вторым ответчиком был заключен договор купли-продажи указанного контейнера, по которому первый ответчик, не являясь собственником контейнера, продал его второму. Кассационная коллегия посчитала правомерным вывод судебных инстанций об удовлетворении исковых требований об установлении факта ничтожности договора купли-продажи и применении последствий недействительности ничтожной сделки (дело № 95-7/2012/122А/729К, г. Гомель).

Разъяснения Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

Разъяснение от 26.01.2010 № 02-28171 «Об установлении факта ничтожности сделки».

Разъяснение от 02.12.2009 № 02-41/2679 «О подведомственности иска об установлении факта ничтожности договора».

Разъяснение от 18.05.2007 № 03-30/862 «О сделке, заключенной на крайне невыгодных условиях».

Судебная практика. Аналитические материалы

Оценка оснований притворности сделки по оказанию рекламных услуг и взыскания задолженности по ней (С.Калинин, судья экономического суда Могилевской области).

Сделки между аффилированными лицами. Признание недействительным договора уступки требования, повлекшего неблагоприятные последствия для общества (С.Курадовец, юрист, с 2011 по 2017 год судья экономического суда г. Минска).

Взыскание арендной платы как неосновательного обогащения при признании договора аренды незаключенным (В.Коноплева, юрист, с 2000 по 2012 год - главный специалист главного правового управления Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь).

Недействительность сделки с заинтересованностью аффилированных лиц (К.Дроздовская, судья экономического суда г. Минска). 

Признание недействительной государственной регистрации создания недвижимого имущества и возникновения права собственности на него (С.Калинин, судья экономического суда Могилевской области).

Оценка судом доводов сторон об отсутствии оснований для признания недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц хозяйственного общества (С.Дубай, судья Верховного Суда Республики Беларусь). 

Судебная практика по делам, связанным с незаключенностью и недействительностью договоров аренды (Э.Король, судья экономического суда Гродненской области). 

Практика рассмотрения споров с налоговыми органами. Недействительность сделки, запрещенной законодательством (С.Дубай, судья Верховного Суда Республики Беларусь). 

Признание судом сделки недействительной на основании статьи 109 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (К.Дроздовская, судья экономического суда г. Минска). 

Признание недействительным договора купли-продажи доли в уставном фонде, как заключенного под влиянием заблуждения (К.Дроздовская, судья экономического суда г. Минска).

Оспаривание сделок купли-продажи доли в уставном фонде общества с ограниченной ответственностью: оценка обстоятельств, установленных вступившим в силу судебным решением (Н.Мадудин, судья Верховного Суда Республики Беларусь).

Оспаривание сделок, в совершении которых имеется заинтересованность аффилированного лица хозяйственного общества (Н.Мадудин, судья Верховного Суда Республики Беларусь).

Нарушение порядка совершения крупной сделки - основание для признания ее недействительной (С.Курадовец, судья экономического суда г. Минска).

Недействительность сделки должника по зачету встречных требований как сделки, влекущей предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед остальными (С.Курадовец, судья экономического суда г. Минска).

Признание сделок должника недействительными при рассмотрении дел о банкротстве (З.Янович, судья экономического суда Минской области в отставке, соискатель частного учреждения образования «БИП - Институт правоведения»).

Признание недействительным договора поставки, заключенного директором с превышением полномочий, определенных уставом (Н.Мадудин, судья Верховного Суда Республики Беларусь).

Признание сделки должника в деле об экономической несостоятельности (банкротстве) недействительной (Н.Мадудин, судья Верховного Суда Республики Беларусь).

Использование ненадлежащего бланка договора страхования не всегда свидетельствует о недействительности договора страхования (С.Белявский, судья экономического суда Гродненской области).

Представление заведомо ложных сведений при заключении договора страхования транспортного средства - основание для признания его недействительным (С.Курадовец, судья экономического суда г. Минска).

Оспаривание сделок купли-продажи доли в уставном фонде общества с ограниченной ответственностью: оценка обстоятельств, установленных вступившим в силу судебным решением (Н.Мадудин, судья Верховного Суда Республики Беларусь).

Факт недействительности договора перевода долга не признан судом в качестве основания, исключающего возможность взыскания задолженности по договору субподряда (С.Курадовец, судья экономического суда г. Минска).

Последствия перечисления предварительной оплаты по недействительному договору аренды (С.Белявский, судья экономического суда Гродненской области, член общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов»).

Одобрение сделки, заключенной неуполномоченным лицом (С.Белявский, судья экономического суда Гродненской области).

Недействительность сделок: основания и правовые последствия (В.Филипповский, судья Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в отставке, доктор философии Ph. D (право), доцент учреждения образования «Институт современных знаний»).

Обзор практики рассмотрения кассационной и надзорной инстанциями дел, связанных с недействительностью сделок (А.Байдельдинова, экономический советник Председателя Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь).

Недопустимость дарения в рамках перевода долга (С.Белявский, судья экономического суда Гродненской области).

Безденежность договора займа: последствия, роль свидетельских показаний в квалификации (Д.Северин, член научно-консультативного совета и арбитр Международного арбитражного (третейского) суда «Палата арбитров при Союзе юристов», кандидат юридических наук, доцент кафедры финансового права и правового регулирования хозяйственной деятельности Белорусского государственного университета).

Ничтожность сделок по уступке прав (требований) по денежным обязательствам (Е.Дерябина, судья хозяйственного суда Гродненской области, член общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов», Е.Бахуревич, управляющий по делам об экономической несостоятельности (банкротстве)).

Недействительность сделки, заключенной под влиянием заблуждения: кто виноват? (А.Байдельдинова, экономический советник Председателя Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь).

Недействительность сделки, совершенной аффилированными лицами в нарушение требований законодательства (И.Ермоленкова, судья экономического суда г. Минска).

Защита интересов кредиторов в процедурах экономической несостоятельности (банкротства): признание сделок недействительными (А.Смольский, кандидат экономических наук, доцент кафедры организации и управления Белорусского государственного экономического университета, судебный эксперт (судебно-экономическая экспертиза)).

О практике рассмотрения хозяйственным судом Гомельской области дел о признании сделок недействительными (Т.Батракова, начальник отдела судебной практики хозяйственного суда Гомельской области, аспирант кафедры юридического факультета Белорусского государственного университета, Т.Климова, ведущий специалист отдела судебной практики хозяйственного суда Гомельской области).

Обзор практики хозяйственного суда Витебской области по рассмотрению споров о признании сделок недействительными (С.Ковалев, заместитель председателя хозяйственного суда Витебской области).

Правовые особенности мнимой и притворной сделок. Установление факта ничтожности договора о взаимной безвозмездной передаче сторонами строительной техники (С.Гораев, начальник управления обеспечения работы хозяйственного суда Гродненской области, член общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов»).

Признание сделки недействительной (рассмотрение споров кассационной инстанцией) (обзор подготовили судьи Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь В.А.Курило, О.Н.Михнюк, Н.Д.Мадудин).

Обстоятельства, связанные с оспоримостью сделки, не могут служить основанием для установления факта ее ничтожности (Р.Юрчак, судья хозяйственного суда Гродненской области, Е.Веселуха, пресс-секретарь хозяйственного суда Гродненской области).

Суд пришел к выводу о притворности сделки (В.Добранов, судья хозяйственного суда Гродненской области).

Оспоримые сделки (по материалам судебной практики) (З.Янович, судья хозяйственного суда Минской области).

Судебная практика по спорам, связанным с признанием договора аренды недействительным (ничтожным) (В.Филипповский, доцент учреждения образования «Институт современных знаний», судья Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в отставке, член общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов»).

Доводы истца о недействительности сделки оказались несостоятельными (В.Добранов, судья хозяйственного суда Гродненской области, К.Заблоцкая, начальник отдела судебной практики хозяйственного суда Гродненской области).

Недействительность сделки не допускает незаконного обогащения (О.Анацко, судья хозяйственного суда Гродненской области).

Понятие, виды, формы, условия действительности сделок (Н.Мадудин, судья Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, член общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов»).

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законодательными актами. Если возмещение стоимости по решению суда, рассматривающего экономические дела, осуществляется в белорусских рублях, то на какой день производится расчет (день осуществления сделки или день признания сделки недействительной)? (Р.Колбасов, судья экономического суда г. Минска).

Апелляционная жалоба на решение экономического суда (об установлении факта ничтожности договора поручительства к кредитному договору) (пример) (Э.Онуфриевич, адвокат).

 

12.03.2018

 

Валентина Коноплева, юрист, с 2000 по 2012 год - главный специалист главного правового управления Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

 

Исключительное право на данный авторский материал принадлежит ООО «Профессиональные правовые системы»


Источник: http://bii.by/tx.dll?d=279610


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Сотрудник хочет уволиться одним днем
Открытки шуточные с днем рождения подруге
Стих про евреев и хохлов
Стих про день рождения девушками
Сценарий от родителей для воспитателей на
С днем рождения поздравления девушке картинки цветы
Поздравление чемпиону с победой


Практика признания договоров недействительными
Практика признания договоров недействительными


Все по одной теме Недействительность сделок. Судебная практика Автор
Судебная практика : Судебная практика признания сделок недействительными



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ